Бажанов – секретарь Сталина

Бажанов - секретарь Сталина - фото 1Борис Бажанов с 1923 по 1928 годы был личным секретарём Сталина, имевшим доступ к самым секретным документам большевистской партии. Бежал из СССР во Францию, где опубликовал многие из них (со слов, т. к. оригиналов у него, естественно, не было). Написал также книгу о политических интригах в Кремле.

Является, пожалуй, самой загадочной личностью в окружении вождя. Доказательством этого может служить поистине беспрецедентный карьерный взлёт этого молодого человека и удивительно либеральное отношение к его бегству как вождя, так и системы в целом. Которые в дальнейшем таких телодвижений никому не прощали, а в недрах НКВД было даже создано целое подразделение под командованием Павла Судоплатова по ликвидации таких беглецов – где бы они после бегства не проживали.

Судите сами:

У Сталина в разное время было несколько личных помощников и секретарей, таких, как Мехлис, Товсуха, Поскрёбышев или Каннер. Находились они при вожде практически безотлучно, могли быть подняты на ноги в любое время суток и обязаны были незамедлительно дать информацию, которую он мог затребовать.

Возражать вождю из этой четвёрки осмеливался только один Мехлис, да и то Сталин по этой причине мог время от времени отправлять его в опалу (до серьёзных репрессий, правда, дело не доходило).

Бажанову единственному из всех приближённых позволили организовать для нужд Народного комиссариата финансовый факультет, где могли получать высшее образование «лица непролетарского происхождения».

Без всякого смущения расспрашивал Каннера, который отвечал за секретные операции внутри страны, о причинах загадочной смерти Фрунзе, а над главой политической полиции ОГПУ Ягодой открыто издевался.

Хотя с Ягодой всё не так просто: хитрый и проницательный, хотя и малограмотный, он «пролетарским нутром» чуял в Бажанове чуждую кровь (Бажанов действительно имел дворянские корни), но ухватить эти сверхтонкие ниточки не мог.

Был вхож в кабинет Сталина без стука и доклада, являясь иногда свидетелем очень деликатных моментов. Например – прослушивания Сталиным телефонных разговоров Зиновьева и Каменева.

Ещё больше вопросов вызывает история бегства Бажанова за границу через Туркестан, в Иран, и его дальнейший извилистый путь до Парижа: хотя на этом пути его могли десять раз перехватить агенты Ягоды, так как и Иран, и Афганистан в ту пору были наводнены сотрудниками советских спецслужб, в их жёстком противостоянии с разведками Запада.

В Париже его потом все годы жизни там не разыскивает резидентура ОГПУ, а затем НКВД, хотя в разные годы ею были похищены и вывезены в Союз для расправы десятки людей, а Льва Троцкого «достали» даже в Мексике, руками испанского коммуниста Рамона Меркадера.

Пути к уходу из сталинской России Бажанов начал налаживать после 1926 года, когда необъяснимо умер Ф. Дзержинский. И здесь можно рассматривать версию сотрудничества (притом давнего) помощника Сталина с «мировой финансовой закулисой», в первую очередь – с американскими банками. Которые получили свою финансовую власть над миром фактически именно в 20 годы ХХ столетия, после того как смогли взять под контроль неисчислимые миллиарды царского правительства в швейцарских банках, депонированные там на имя промышленника Второва. Второв был арестован ЧК в 18-м и таинственным образом умер – хотя у советской секретной службы на него были далеко идущие перспективные планы.

Бажанов - секретарь Сталина - фото 2

 Ещё в 1918 году Дзержинский, рискуя жизнью, ездил в Швейцарию, чтобы опередить Ротшильдов и Рокфеллеров в этом деле. Не преуспел. Но в начале 20-х берёт под плотную опеку неприметного молодого человека с фамилией Бажанов. А со смертью куратора тот понял, что ничего хорошего в СССР его может и не ждать. А регулярные доносы Ягоды на молодого выскочку с дворянскими корнями могут однажды и сработать.

В поддержку этой версии работает факт беспрецедентной передачи американским правительством огромного количества станков, оборудования и даже целых готовых заводов в СССР для начавшейся там индустриализации – притом за 4 года до установления дипломатических отношений между Вашингтоном и Москвой. Это могла быть плата Сталину за молчание. Своеобразные отступные за «фонд Второва».

Кстати, на сайте ФСБ Бажанов до сих пор числится в рядах перебежчиков и предателей Родины.